Современное сельское хозяйство - продукт милитаристской истории?

вкл. .

Рейтинг:  5 / 5

Rating StarRating StarRating StarRating StarRating Star
 

19 апреля 1995 года террористы взорвали Федеральное здание Алфреда П. Мурра в Оклахоме, в результате чего 168 человек погибло и несколько сот ранено. Полной неожиданностью для многих оказалось то, что трагический взрыв был вызван не неким секретным взрывчатым устройством, а обычным сельскохозяйственным удобрением, смешанным с горючим маслом. Как это безвредное вещество могло быть использовано для осуществления такой безумной акции?

Когда я услышала о составе взрывчатки, я тут же вспомнила отрывок из книги «Сельскохозяйственный завет» (An Agricultural Testament), написанной в 1940 году родоначальником современного органического земледелия Албертом Ховардом: «Для Запада характерно использование искусственных удобрений. Фабрики, которые во время Великой войны специализировались на конденсации атмосферного азота для производства взрывных устройств, вынуждены были впоследствии искать другие рынки сбыта. Так стало увеличиваться использование азотистых удобрений в сельском хозяйстве, и на сегодняшний день большинство фермеров, сбывающих свою продукцию на рынках, используют в качестве удобрений дешевые составы, включающие азот (N), фосфор (P) è калий (K). То же самое наблюдается на экспериментальных станциях и приусадебных участках – все заражены «настроением NPK». Таким образом монополии, укрепившиеся в период чрезвычайного положения в стране, обрели мертвую хватку». (стр. 18)

Иными словами, искусственные азотистые удобрения являются побочным продуктом милитаристской технологии времен Первой Мировой войны. После окончания войны промышленники были вынуждены искать другие рынки сбыта нитратов, и поэтому они начали усиленно пропагандировать и продвигать производство азотистых удобрений – причем с феноменальным успехом. Поэтому, самое парадоксальное в произошедшей в Оклахоме трагедии это то, что сельскохозяйственные химикаты, которые принесли смерть и разрушение, выполнили в действительности то, для чего и были изначально предназначены.

Мне думается, что уничтожение здания Алфреда Мурра – это всего лишь один из наиболее драматичных за последние пятьдесят лет примеров губительного действия химических удобрений. Сэр Алберт Ховард на протяжении десятилетий сокрушался по поводу того, что очень благоприятный для почвы навоз все более и более вытесняется разрушительными порошковыми нитратами. Другие сострадают тысячам и миллионам небольших фермерских семей, которые по всему миру сгоняются с земли агробизнесом, использующим тракторы и химические удобрения.

Я задумываюсь о том, как история современного сельского хозяйства во многих отношениях представляет собой побочный продукт милитаристской технологии и милитаристской политики. «Богом данные человечеству профессии – это сельское хозяйство и защита коров», — заявляет Шрила Прабхупада в книге «Свет Бхагаваты» (Light of the Bhagavata). Это особенно верно потому, что простая жизнь и возвышенное мышление обеспечивают идеальные условия для духовного развития. Что же касается сельского хозяйства, сформированного под влиянием милитаристской технологии, то это совсем не то, что было изначально предложено Господом. Будучи побочным продуктом военной истории, современное сельское хозяйство ведет не к миру и духовному прогрессу, а к конфронтации и духовной деградации. Позвольте мне пояснить это подробнее.

Когда завершились средневековые крестовые войны, и рыцари вернулись домой, их лошадей, закаленных в многочисленных походах, стали использовать в земледелии. Эта порода, выведенная специально для вооруженных рыцарей, была гораздо подвижнее и выносливее быков. Это означало, что один человек с помощью такой лошади мог вспахать площадь, в два раза большую, чем с помощью быка. Поэтому быков стали отправлять на бойню, а многим земледельцам пришлось переместиться в города.

Серьезное влияние на развитие сельского хозяйства оказали открытия в области науки и техники, некоторые из которых сыграли определенную роль в формировании индустриально-милитаристского комплекса. Так, Эли Уитни, который изобрел хлопкоочистительную машину – джин, прославился также тем, что произвел в 1801 году 10000 мушкетов со взаимозаменяемыми частями. Его поразительная концепция взаимозаменяемых частей трансформировала американскую промышленность и положила начало «эре машин».

Начало массового производства машин со взаимозаменяемыми частями предшествовало и способствовало механизации сельского хозяйства в XX столетии – появлению тракторов, комбайнов для сбора урожая, а также грузовиков, поездов и пароходов для транспортировки сельскохозяйственной продукции. Эти новые технологические процессы, увеличив производительность сельского хозяйства и товарную ценность продукции, оказались более выгодными крупным землевладельцам, а для мелких фермеров это, наоборот, стало началом краха – они были вытеснены в города.

Десятилетие спустя после начала массового производства винтовок Уитнея Наполеон Бонапарт, столкнувшись с проблемой нехватки продуктов питания из-за британской морской блокады, учредил приз для того, кто придумает способ длительного хранения продуктов. Приз выиграл Николас Апперт, который предложил метод герметизации овощей в банках для предупреждения их порчи. Изобретение технологии консервации продуктов привело к тому, что крупномасштабные овощные хозяйства стали ориентироваться не столько на местные, сколько на отдаленные рынки сбыта. По мере того, как цены на продукцию падали, все большее число фермеров вынуждено было сворачивать свои хозяйства и подаваться в города.

Уитней – не единственный производитель оружия, чья технология была впоследствии использована для механизации сельского хозяйства. В 1774 году Джон Уилкинсон изобрел специальный токарный станок для вытачивания несущих частей артиллерийского оружия. Это также означало, что появился производитель поршневых цилиндров для нового парового двигателя Джеймса Уотта.

Через 70 лет, во время Крымской войны, Генри Бессимер открыл метод чередования снарядов, для внедрения в жизнь которого требовался высшего качества чугун, чтобы выпускать более мощные ружья, соответствующие новому изобретению. Его следующим открытием был так называемый «метод Бессимера» для производства дешевой стали из железа. Наконец, в 1913 году, накануне Первой Мировой войны, Харри Брели случайно открыл нержавеющую сталь, пытаясь получить высокохромированную сталь для ружейных стволов.

Все эти достижения в области военной техники способствовали росту производства оборудования для крупномасштабного механизированного хозяйства. В свою очередь, острая потребность в стали в годы Первой и Второй мировых войн еще больше увеличила фабричное производство, сделав цены на сельскохозяйственное оборудование едва приемлемыми для фермеров. Уже к концу XIX столетия необходимость платить за всю эту порожденную военными нуждами технологию свела на нет их независимость. Роберт Уэст Ховард пишет в своей книге «Исчезающая земля» (The Vanishing Land): «Узурпация торговыми посредниками сельскохозяйственных рынков благодаря успешному внедрению консервного производства, централизованной обработки продуктов и рьяной пропаганде сельскохозяйственных машин из железа и стали привела в конце концов к ущемлению самостоятельности фермеров и поставила их в такую же зависимость от денег, в какой находятся рабочие потогонных предприятий. Городские и сельские банки с жадностью внедряются в сельскохозяйственную жизнь».

Все это происходило несмотря на предупреждения, раздававшиеся в различных публикациях: «Фермер должен остерегаться банков, как чумы или холеры. Банки – для торговцев и финансовых махинаторов, и фермеры не должны иметь ничего общего с их бизнесом!»

Однако Первая Мировая война вынудила тысячи фермеров продавать свой рабочий скот, а также закладывать свои земли в банки. Но на деле это оказалось авантюрным предприятием, которое привело многих из них к кризису: в октябре 1929 года лопнули фондовые биржи, и в течение последующих 10 лет более 750000 американских фермеров окончательно потеряли свои земли и вынуждены были пополнить ряды безработных в городах.

Очевидно было, что нейтрализовать Великую Экономическую Депрессию могла другая война, однако, Вторая Мировая война имела еще более катастрофические последствия для мелких и средних фермеров. Так, к концу войны всего 15% населения Америки работало на фермах. Размеры хозяйств возросли до 400 и даже до 800-1000 акров земли, что в значительной степени определялось специфическим ассортиментом выращивавшихся культур, а также все возраставшей механизацией земледелия. В результате войны фермерское хозяйство окончательно было сведено на нет. К 1994 году фермеры составляли уже 1% населения, а простые аграрные ценности были окончательно вытеснены урбанизированным потребительством. Недавние войны (например, Вьетнамская война) принесли фермерам еще целый ряд так называемых технологических достижений.

Одним словом, из всего вышесказанного можно сделать интересный вывод: когда при помощи химического удобрения взрывается здание – это расценивается как скандальное событие, когда же из-за взрощенной в войнах агротехнологии ежегодно по всему миру гибнут люди и наносится урон обществу – газеты едва замечают это.

Вот почему на фермах Харе Кришна мы хотим уйти от такого хозяйства, которое является побочным продуктом милитаристской истории. Мы хотим иметь хозяйство, которое было бы продуктом любви к Кришне, Верховной Личности Бога. Мы хотим зависеть не от тракторов и химических удобрений, а от коров, быков и земли. Это не так, что кришнаиты фанатично выступают против всех достижений военной технологии, используемых в сельском хозяйстве. Большинство из нас употребляет в пищу зерновые, произведенные с помощью машин. Однако наша цель – жить в мире с землей и коровами – так, как Кришна жил во Вриндаване. И в действительности, мы видим, что широко пропагандируемые достижения сельскохозяйственной технологии, порожденные войнами, не могут обеспечить мирную жизнь, благосостояние и духовное сознание. Мы хотим установить более простой и естественный способ хозяйствования, который бы помог нам в духовном совершенствовании.

Итак, никаких химических удобрений! Мы не желаем их разрушительных побочных эффектов. Мы стремимся использовать удобрения, которые Кришна уже дал нам – коровий навоз. Как Шрила Прабхупада писал в письме к одному из своих учеников в январе 1976 года: «Мы никогда не будем использовать эти искусственные удобрения на наших фермах. Это запрещено шастрами (Ведическими писаниями)». Это не так, что мы боимся пойти в ад из-за того, что немного обработаем наши помидоры нитратным порошком. Просто, вооружившись химикатами и новейшим сельскохозяйственным оборудованием – детищем военно-промышленного комплекса, мы рискуем навсегда утратить несущую удовлетворение культуру простых сельских поселений в сознании Кришны.

Харе Кришна даси

Переведено из журнала Back to Godhead (ноябрь – декабрь 1995 года). Автор статьи Харе Кришна даси действует в ИСККОН с 1978 года. Сейчас она является редактором журнала «Сельская жизнь Харе Кришна» и живет в Ведической сельской общине на востоке США, в штате Пенсильвания

Добавить комментарий